Партнеры ФФСК
Овертайм - программа о звездах ставропольского спорта, о здоровом образе жизни, о главных событиях в краевом спорте     Сан-сан
Интернет-магазин РФС
Партнерам:
Ваш лого может быть здесь!
Проф.клубы СК

ФК Динамо Ставрополь ФК Машук

Турниры 2017 года
Архив турниров
Клубы
Другие турниры
ФМФСК
Футбол в районах и городах
Информация
СКФО-ЮФО

Книга
«История Кубка Ставропольского края 1939-2012»

Книга История Кубка Ставропольского края 1939-2012

Книга
«Футбол. От «Спорта» до «Динамо»

Книга Футбол. От «Спорта» до «Динамо»

Книга
«Ставропольский футбол в лицах и таблицах»

Книга Ставропольский футбол в лицах и таблицах

Книга
«Полевой игрок, тренер, арбитр, наставник»

Полевой игрок, тренер, арбитр, наставник


   Федерация мини-футбола Ставропольского края

Футбольные коммуникации

GISMETEO: Погода по г.Ставрополь

Интервью с Сергеем Козко

Расскажите друзьям об этой статье:

 

Голкипер Сергей Козко, ставший игроком «Химок» накануне сезона-2011/12, является одним из самых опытных и именитых игроков команды. На его счету семь сезонов в элите российского футбола, «золото» и «бронза» российского чемпионата, вызовы в сборную. В интервью пресс-службе ФК «Химки» вратарь вспоминает этапы своей долгой карьеры, рассказывает о том, что иногда «бронза» сияет ярче «золота», и рассуждает о вратарском ремесле.

- Начинал заниматься футболом ты в школе ставропольского «Динамо». Как вышло, что твой профессиональный дебют состоялся в кисловодском «Асмарале»?
- «Динамо» тогда выступало в высшей лиге, и в команде были достаточно хорошие вратари - Анатолий Пата и Зураб Саная. Вот я и отправился в команду ниже рангом. Уже потом из Кисловодска я возвратился в «Динамо».

- Ты сам-то, уезжая в Кисловодск, рассчитывал вернуться?
- Конечно. В детстве, когда подавал мячи на матчах «Динамо», я мечтал сыграть за этот клуб - смотрел на футболистов и мечтал когда-нибудь оказаться на их месте, как и любой мальчишка, наверное.

- И твоя мечта сбылась в 1994-м.
- Как сейчас помню, я дебютировал в домашнем матче с московским «Локомотивом». Правда, мы уступили, но игра была неплохая. В итоге я застал последние пять матчей «Динамо» в высшей лиге и еще один на Кубок. Вроде бы, неплохо отыграл, Борис Алексеевич Стукалов был мной доволен. А я вообще был счастлив - эмоции захлестывали.

- Коленки от волнения в первых матчах не подкашивались? Ты все-таки был достаточно молод.
- Когда выходишь на поле в таком возрасте - а мне было 19 лет - играть гораздо проще, ответственность не давит. Ты знаешь, что если ошибешься, никто тебя в этом не упрекнет, а выручишь - похвалят. Другое дело, когда на тебя рассчитывают, как на игрока основного состава, ждут результата. Но я тогда удачно провел матчи: мы дома победили московское «Динамо» (они тогда не проигрывали на выезде и в итоге стали вторыми), чуть не добились ничьей в со «Спартаком» в Москве. Куда сложнее было на следующий год в первой лиге, когда на меня рассчитывали, как на основного вратаря.

- В «Динамо» ты провел пять лет. Все складывалось так, как тебе хотелось?
- Поначалу да. Но вообще команда была отличная, с сильным составом - только нестабильное финансирование не позволяло команде играть на высшем уровне. Но концовка получилась немного неприятной: в 98-м из-за травмы я выбыл на полгода.

- А для тебя лично это время каким получилось?
- Неплохим. Я стабильно играл в составе, чувствовал себя уверенно. Еще это был хороший жизненный опыт: я увидел не только хорошую сторону футбола, но и, например, безденежье. В последние полгода нам постоянно задерживали зарплату, и приходилось даже ездить под чужими фамилиями играть на первенство Краснодарского края, чтобы хоть как-то заработать.

- Из-за этого и перебрался в 99-м в «Торпедо-ЗИЛ»?
- Да, тогда ушло человек 11 или 12. Нам прямо сказали, мол, ребята, если есть возможность, ищите другие команды, потому что мы с вами расплатиться не сможем. Мне позвонил мой друг Арсен Минасов, которому я очень благодарен, и предложил вариант с «Торпедо-ЗИЛом», они тогда как раз вышли в первую лигу. Я отправился с клубом на сборы, после которых подписал контракт.

- До этого не было предложений от других клубов?
- В 95-м меня приглашали в волгоградский «Ротор». Но на тот момент я был еще сыроват для высшей лиги, и я благодарен Борису Алексеевичу Стукалову за то, что он отговорил меня от этого перехода. В Ставрополе я был игроком основы, а в Волгограде стал бы вторым - я был объективно слабее Андрея Саморукова. Некоторые вратари, на эмоциях удачно отыграв один сезон в первой лиге, сразу соглашаются на переход в большой клуб, где становятся вторыми или третьими. Но нужно понимать, что пройдет два-три года - о тебе забудут, ты потеряешь это время, и не факт, что сможешь вернуться хотя бы на прежний уровень. Слава богу, я тогда так не поступил. Играть в первой лиге - это, в любом случае, лучше, чем сидеть на скамейке, пусть даже в Бундеслиге или Английской Премьер-лиге.

- За «Торпедо-ЗИЛ» ты в итоге провел не так уж много матчей...
- Борис Петрович Игнатьев мне сразу сказал, что берут меня вторым вратарем, а там, мол, доказывай. Я не возражал. В первый год в ЗИЛе я начал играть только во втором круге, но зато провел его полностью. Но следующий сезон снова начал вторым вратарем - основным был Саша Помазун. Но так получилось, что заканчивал чемпионат и выводил команду в высшую лигу уже я.

- Не было обидно постоянно быть вторым?
- Тут важнее всего мнение тренера. Больше доверия на тот момент было к Александру. Но у меня тоже было свое игровое время и неплохие матчи. Так что какой-то обиды не было. Понятно, что мне хотелось играть в каждом матче, но не всегда получается так, как хочешь.

 

Сергей Козко

 


- Но, наверное, тяжело постоянно находиться в напряжении, ожидая своего шанса?
- Да. К тому же, игровая практика всегда нужна - можно очень много и усердно тренироваться, но на поле все равно все по-другому. А на скамейке нервничаешь даже больше. В такой ситуации, прежде всего, нужна поддержка тренера по вратарям. И нельзя себе забивать голову мыслями, что ты хуже - просто так складываются обстоятельства на данный момент. 

- Как получилось, что после трех лет в «Торпедо-ЗИЛ» ты перебрался в «Рубин»?
- На меня вышел Курбан Бекиевич Бердыев. Мы встретились, поговорили, и я принял решение перейти в «Рубин».

- Это было одно из самых удачных решений в твоей карьере.
- Это было самое удачное решение. Потом пошли только неудачные. (Печально улыбается.) Эти три года я заношу себе в плюс, все складывалось очень удачно и в первой лиге, когда мы вышли в высшую, и в тот год, когда завоевали «бронзу» Премьер-лиги, и следующий сезон неплохим получился.

- Твоя статистика в те годы была очень приличной.
- Тактика игры была такая, оборонительная. Я думаю, в Казани всем вратарям было играть чуть-чуть легче, чем в каких-либо еще клубах. Все-таки команда была довольно «закрытой», удары нам в основном наносили из-за штрафной.

- Хочешь сказать, что твоей заслуги в том, что ты пропускал в среднем меньше одного гола за матч, не было?
- Просто так все совпало.

- Позднее ты в составе «Рубина» становился и чемпионом. Что было самым эмоциональным для тебя?
- Бронзовые медали. Я думаю, даже Бердыев ответил бы так же. Когда ты ничего не добивался, первое достижение - самое эмоциональное.

- Как быстро осознали тогда, чего удалось добиться?
- На самом деле, ожидание этого захватывает гораздо больше, чем сам момент, когда ты чего-то уже добился. Пока ты идешь к чему-то, ты живешь ожиданием этого. Это как с новым годом: подготовка к нему гораздо интереснее, чем сам праздник.

- Не думалось в тот момент, что, возможно, «бронза» не предел, что могли бы достичь большего?
- О таком даже не думали - на тот момент «бронза» была пределом мечтаний. Даже чемпионство потом так не отмечали, как это третье место. Казань ведь вообще хоккейный город, я это почувствовал сразу, как приехал. Это сейчас, благодаря усилиям Бердыева, казанский футбол вышел на европейский уровень.

- Кстати, о Европе, тебе ведь довелось в составе «Рубина» еще и в еврокубках сыграть.
- Да мы почти и не сыграли там. Особых впечатлений не осталось. Просто тот момент не менее интересно было сыграть, скажем, с «Локомотивом», «Спартаком» или ЦСКА. Мы ведь на тот момент не были еще избалованы соперниками уровня Премьер-лиги.

- Если в «Рубине» все складывалось настолько неплохо...
- Зачем ушел, да? Это, конечно, был необдуманный поступок. Наверное, ключевую роль тогда сыграло то, что моя семья жила в Москве. У меня был еще год контракта с «Рубином», но мне позвонили из «Москвы» и смогли убедить, что так будет лучше. Сейчас, конечно, я бы сделал все по-другому... Но что сделано, то сделано. Жалеть уже нет смысла.

- В чем причина того, что в «Москве» у тебя не сложилось?
- Меня брали в команду первым номером. Но перед началом чемпионата я заболел гриппом, и в ворота встал Юрка Жевнов. Он очень здорово сыграл в том выездном матче со «Спартаком», пенальти вытащил, и следующий матч тоже провел отлично. В итоге Юра стал номером один.

- Вторым ты был и в «Рубине», куда возвратился три года спустя.
- Конечно, был приятно вернуться. Честно говоря, я думал, что обратная дорога для меня закрыта - мы расстались с Курбаном Бекиевичем не очень хорошо, он просил меня остаться, когда я ушел в «Москву».

- Через два года ты вновь ушел из «Рубина».
- Мне предлагали остаться, но хотелось еще поиграть. Меня тогда приглашали в «Волгу», но перед самыми сборами вдруг отказались от моих услуг. Потом не вышло еще с парой вариантов... В общем, в итоге первый круг я, скажем так, отдыхал, а во втором участвовал в любительских и ветеранских матчах. Игр хватало: по 2-3 матча в неделю бывало.

- Год получился сложным?
- Да. Но в такие периоды начинаешь понимать, насколько важна семья. Когда ты в футболе, все идет своим чередом, вокруг тебя много людей. Но когда оказываешься «за бортом», ты становишься никому неинтересен, про тебя забывают - и понимаешь, насколько все это было ненастоящим. Тогда понимаешь, что семья - это люди, которым ты нужен всегда не смотря ни на что. Этот год меня многому научил. Можно сказать, это была небольшая репетиция завершения карьеры. Ведь рано или поздно это все равно случится.

- Перед началом сезона-2011/12 СМИ писали о твоем переходе в футбольный клуб «Уфа».
- Я съездил с ними на сбор, но они тянули с контрактом и я отказался от этого варианта. А потом возникла возможность приехать в «Химки», и я сразу согласился, даже не думал.

 - Почему?
- Во-первых, в Москве живет моя семья. Во-вторых, это первая лига. В-третьих, меня приглашал Александр Григорян, а мы знакомы еще с 93 года - он работал с нами, молодым, в Лермонтове. Потом еще в Кисловодске работал.

- То, что основным вратарем изначально считался Роман Березовский, тебя не смутило?
- Нет. Мне сразу сказали, что будут матчи и у меня. Пока так и получалось.

- Конкуренция с Романом у вас серьезная?
- (Смеется.) Такого, как в молодости бывало, когда конкуренты могли не разговаривать друг с другом, конечно, нет. Мы уже не маленькие, все прекрасно понимаем - нам с Ромой делить нечего. Возможно, окажись мы в одной команде, скажем, лет десять назад, все было бы по-другому. Конечно, нам обоим хочется играть, но так сложились обстоятельства, что Рома играет больше, а я - меньше. Зато настраивать на матчи ни меня, ни его уже не нужно - такой возраст уже, что хочется уцепиться за каждый матч. Оба понимаем, что, можно сказать, вышли на финишную прямую уже. Хотя, конечно, хочется поиграть как можно дольше.

- С возрастом твое восприятие вратарского дела как-то изменилось?
- Конечно, очень сильно. В молодости играешь за счет скорости, прыгучести, а с возрастом понимаешь, что можно играть за счет головы: прочитать момент, выбрать позицию, подсказать игрокам лишний раз.

- Когда пропускаешь, только себя винишь?
- Нет. Конечно, когда ошибаешься, нужно делать для себя выводы, но если себя «накручивать», то будет только хуже. Футбол, он чем хорош? Ты сегодня проиграл, а завтра можешь победить и забыть о поражении.

- Что самое тяжелое и неприятное в работе вратаря?
- Неприятного ничего нет, просто психологически бывает сложно. Если команда проигрывает, да еще и крупно, чаще всего винят в этом вратаря.

- Зная это, стал бы вратарем снова?
- Думаю, да. Это такой адреналин! Поиграв в прошлом году за любителей, я понял, как без всего этого сложно, это ни с чем нельзя сравнить.

- Пенальти - это страшно?
- На самом деле, нет - психологическое превосходство в этот момент на стороне вратаря. Если вратарь пропустить гол с пенальти, его никто не упрекнет, если «возьмет» - он герой. А если игрок не забьет пенальти...

- Вратари смелее остальных игроков? Вы ведь и в ноги иногда бросаетесь...
- Не бывает бесстрашных. Не боятся только дураки. Но, конечно, если бояться столкновений, вратарем не станешь. Просто в игре ты концентрируешься на мяче. Иногда спрашивают, не страшно ли одному бежать навстречу толпе, когда играешь на выходе. А ты ее, эту толпу, просто не видишь - только мяч. Может, если бы видел, что на тебя 15 человек летят, и испугался бы.

- А предыгровой мандраж еще случается?
- Конечно, волнуешься перед каждым матчем. Нервничают все, от 18-летних до 40-летних. Когда-то я думал, что это у всех по-разному. А потом прочитал интервью Оливера Кана, в котором он рассказывал, что даже по дороге на игру с аутсайдером его иногда трясет от волнения. Вот тот, кто умеет бороться с этим волнением, тот и выигрывает.

Официальный сайт ФК «Химки»
http://www.fckhimki.ru/

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

14.10.11

Посмотреть все статьи рубрики «Проф.клубы»